Анна Ермягина

Копирайтер, журналист, преподаватель английского языка

Интервью с Анной Рогалёвой

"Для меня японцы слишком организованны"

Друзья, продолжаем рубрику интервью с участниками группы.
Наш гость сегодня – Аня Рогалева, преподаватель японского, английского и РКИ, расскажет, чем отличается преподавание европейских и восточных языков и как японский меняет мировоззрение.
Беседовала Анна Ермягина.

- Аня, первый вопрос – традиционный: расскажи, как ты пришла в преподавание и почему выбрала основным японский язык?

- Тут две истории совершенно параллельные, которые просто в какой-то момент соединились. Меня занесло в педагогический вуз, в котором был факультет славянской и западноевропейской филологии.  Мне в 11 классе это было очень интересно, а вот преподавать я не планировала совсем. Но на старших курсах меня "закинули" на практику в школу, и я вдруг здорово втянулась. 
Тогда это был английский. А японский шел параллельно. С первого курса я посещала вечером японскую языковую школу. Таким образом, два любимых дела соединились сами собой на старших курсах. После выпуска вдруг стало понятно: это то, чем надо заниматься.

- Чем изначально заинтересовал японский язык?

- Банальная история: аниме, мультики, мне 16 лет, я смотрю на эти яркие картинки, мне жутко нравится. Слушала песни, язык, нравилось произношение, и захотелось тоже к этому как-то приобщиться. Язык для меня – это про произношение, наверное. До сих пор считаю, что японский - один из самых красивых языков. Красивее французского, но это можно вырезать цензурой. 😊  

- А ты ведь еще и русский преподаешь, как иностранный, верно?

- Да, и мне вообще нравится эта пара: японский для русских, русский для японцев. Такое совмещение, когда можно сравнивать, как похожие темы воспринимаются с двух сторон – это самое классная часть работы.

- Расскажи, какие были необычные или трудные кейсы в преподавании русского или японского?

- Был такой челлендж, когда девочка пришла за 2,5 месяца до экзамена по японскому языку и сказала: «Мне надо подготовиться к экзамену, я уже подала заявку, но у меня нулевой уровень». И мы с ней за 13 занятий по полтора часа на начальный уровень подготовились. Экзамен она сдала - там был невысокий балл, но она прошла, у нее есть сертификат начального уровня. Это, наверное, самый был необычный из кейсов.

- Что тебе тогда помогло?

- На самом деле, сам экзамен, потому что он не сложный. В нем нет устной части, нет письменной части. Натаскивается теория. То есть с одной стороны хорошая система грамматики, с другой то, что студентка тоже сама работала. 

- На твой взгляд, в чем отличие в преподавании японского, русского и английского?

- Японский сложней своей письменностью. На японском ты реально всю жизнь учишься писать. Потому что там две тысячи иероглифов: ты все время открываешь книжку, и натыкаешься на что-то незнакомое. Ты можешь натренироваться на газетах, натренироваться их читать, но когда ты переходишь на другой жанр, все равно «бац» и там то, что ты вообще прочесть не можешь. И это длится очень-очень долго. И вот в этой части японский, наверное, отличается тем, что приходится эти трудности всегда снимать предварительно у студентов. 

- Ты недавно написала на своей страничке в ФБ, что «лакмусовая бумажка, хорошо ли ты владеешь японским, если ты можешь сказать «В Москве идет дождь, в Токио жарко» То есть вроде бы очень простые фразы. 

- Именно, и это еще одна особенность. Если мы с русского, например, сделаем кальку на английский – будет примерно что-то похожее. С большой вероятностью нас поймут. Но если мы с русского сделаем кальку на японский, получится набор слов ни о чем. Абсолютно другая структура другая языка и она форматирует мозги. И с этим дождем там больше мелкая грамматическая история: не столько в словах будет суть, сколько в грамматических частицах. Начинает получаться тогда, когда ты перестаешь делать подстрочник с русского, а начинаешь думать теми категориями, которые характерны для японского.

- А как у японцев с русским?

- Им сложно дается произношение. Еще они часто жалуются, что, мол, нас задолбали грамматикой и бесконечными таблицами, которые есть в учебниках. Таблицы спряжений, склонений и так далее. «Научите меня говорить», - умоляют. Даже когда они живут в Москве, они нанимают преподавателей, которые им начинают долбать вот эту всю, всю, всю грамматику. Поэтому разговаривать им сложно, может быть, еще отчасти потому, что теории очень много. Вообще, русистика сильно зациклена на теории, на грамматике и так далее. А у японцев в самой в Японии очень сильно преподается русский язык: кто учит его в университете и посвящает этому достаточно времени, имеет потом настоящий чеховский русский язык! Мы так не говорим, но это очень красиво.

- Ничего себе!

- Да. Самый красивый русский язык я слышала от японцев. Это 19 век, как будто действительно в чеховские времена попал.

- Что тебе сейчас наиболее интересно в твоей работе? Что больше всего нравится и зажигает?  

- Сейчас мне во всех трех языках интересна разговорная часть. Люди напичканы грамматикой, понимают, что уже много знают, но ничего не умеют. Вот эта разница между знаниями и умением меня сейчас интересует, - как превращать знание в разговор. И от меня это требует тоже расти и продвигаться в японском.

- Есть уже какие-то выработанные лайфхаки, как превращать знание в умение?

- Сейчас я в процессе: лексический подход, с которым мы все познакомились несколько лет назад. Пытаюсь забрать его в японский и посмотреть, что с этим можно сделать. Не скажу, что у уже готовы какие-то лайфхаки для студентов, просто я поняла, что мне нужно организовывать больше общения с японцами, делать себе language exchange. Пока только себе, потом со студентами поделюсь, сделаю из этого какое-то сообщество. Сейчас мы с моими тремя знакомыми японцами созваниваемся или встречаемся в Москве и просто болтаем. С ручкой, с блокнотом, все записывая параллельно, как это сказать. 

- Аня, скажи, с какими самыми большими трудностями, как преподаватель сталкивалась и как их преодолела?

- Для меня это был период работы в школе, работа с подростками, но из школы я в конечном итоге ушла. Больших трудностей именно со студентами, у меня особо нет. Если вижу, что студент не учится, забивает, скандалит – мы с ним прощаемся очень быстро, и на этом все заканчивается. Для себя самое, наверное, сложное – это самоорганизация, расписание, выгорание, вот такие штуки.

- Поняла, а какие планы преподавательские планы, если не секрет на ближайшее будущее?

- Хочется от индивидуальных занятий уйти на групповые. Хочется собрать разговорные группы, чтобы это были группы онлайн, человек по пять, по шесть и вот в таком формате поработать. Это в ближайших планах.

- А почему, кстати, люди выбирают японский?

- То же самое: аниме до сих пор все смотрят. 90% приходят с мультиков и из музыки. А остальные 10% из традиционных искусств – это каллиграфия, икебана, чайная церемония – вот такие штуки. И еще чуть-чуть приходят из-за раскрученных японских трендов, например, из темы бережливого производства. То есть кому-то интересна эта технологическая сторона или менеджмент. Это уже совсем единицы. А, вообще, японский – это язык для начинающих. Очень мало, прям единицы, кто действительно его выучивает, а так все барахтаются на начальном уровне.

- Как менялось твое отношение к японскому?

- Был период очень спокойного отношения после стажировки, когда я провела полгода в Японии. Это была педагогическая была стажировка для преподавателей в специальном центре, который спонсировался правительством Японии, задача которой продвигать японский во всем мире. И вот после шести месяцев я поняла, что я наелась. И только сейчас (прошло пять лет) я понимаю, что сейчас готова снова съездить в Японию.

- Чем они тебя так перекормили?)

- Просто совсем другой менталитет, мы с ними очень непохожи. Есть такое мнение, что японский выбирают люди организованные, у которых все по расписанию. Действительно, во многом это правда, но у меня как-то не сложилось. Я хаотик жуткий, пытаться от меня добиться какой-то системы – бесполезно. А японцам эта система нужна: во всех мелочах соблюдать правила, приходить на занятия вовремя, писать отчеты. Для меня они слишком организованы.

- Считается, что язык влияет на наше мышление. Изменили ли тебя японский?

- С точки зрения организации точно нет, а в других сферах да. В других сферах действительно поменялось мировоззрение: например, есть такая штука, как японская вежливость. То есть если мне наступили на ногу – я извиняюсь. Если расширить эту ситуацию, то в первую очередь смотришь, что я сделал ни так. Если до Японии, лет 10 назад, я бы по инерции, наверное, смотрела, а кто виноват и на кого-то потыкать пальцем в конфликтной ситуации, то теперь я в первую очередь смотрю на себя, что я сделала ни так, и что я могу сделать так, как я могу это исправить. Есть еще такое понятие в Японии – доставлять неудобство другим. Это выражается одним словом и задача по жизни японцев – это доставлять как можно меньше неудобства другим. В идеале – это вообще не доставлять неудобства другим. Не шуметь, не задевать никого локтями на улице. Это влияет и на быт, и на положение тела в пространстве. Попадаешь в Японию – ты немножко сжимаешься, не делаешь размашистых движений, начинаешь аккуратно двигаться. С этой точки зрения не мешать, не доставлять неудобства другим – вот это тоже встраивается в сознание.

- Что сейчас больше всего вдохновляет в работе?

- В преподавании очень нравится лексический подход. И мне хочется прям поменять преподавание японского в принципе, как иностранного, ну хотя бы в России. Чтобы люди перестали зубрить эти учебники, после которых они приходят и не могут связать двух слов – это очень-очень обидно, когда тратятся годы на вот все. То есть меня эта мысль пока вдохновляет.

- Аня, какой самый главный совет ты можешь дать своим коллегам-преподавателям? 

- Найти свою нишу. У меня вначале и сейчас еще есть тот момент, когда хочется всего, когда кажется, что ты можешь работать со всеми, в любых сферах: готовить ко всем экзаменам и так далее. А найти свою нишу -  это очень сильно облегчает жизнь. Когда есть направление, в котором ты профи, в котором ты знаешь все, и никто тебе уже не конкурент, когда ты выходишь на очень высокий уровень в чем-то одном внутри языка, но то, что тебе нравится. Найти нишу, в которой действительно кайфово работать. И это очень сильно облегчает жизнь и с точки зрения подготовки к урокам, и с точки зрения просто удовлетворения удовольствия от работы. Желаю всем найти такую нишу.




Присоединяйтесь к проекту 
Teachers Teach Teachers!