Анна Ермягина

Копирайтер, журналист, преподаватель английского языка

Интервью с Алексеем Лебедевым

"Участь" редких языков - объединять уникальных людей, которые совершенно по-другому подходят к процессу выбора того, что они хотят делать".

Друзья, продолжаем рубрику интервью с участниками группы.
Наш гость сегодня – Алексей Лебедев, преподаватель английского и шведского языков, певец и музыкант.

- Леша, расскажи про свой путь в преподавание.

- Я родился в учительской семье: отец преподает историю, мама химию, но это не означает, что я всю жизнь хотел быть учителем. В детстве я, наоборот, во всем хотел идти родителям наперекор вплоть до марки мобильного телефона. 
С 7 класса у меня уже была мечта – стать лингвистом. Папа, мудрый человек, тогда сказал мне, что язык – это, в первую очередь, инструмент и здесь нужно сначала обрести какую-то профессию. Сейчас, закончив Московский Государственный Университет, я это очень хорошо понимаю. В итоге я окончил МПГУ (им.Ленина), географический факультет, где можно было взять английский как дополнительную специальность. А свой первый урок в качестве преподавателя я провел, когда мне было 16 или 17 лет, сразу после школы – это был запрос о подготовке к ЕГЭ, который я сам только что сдал, знал стратегии и действительно мог что-то подсказать. Затем весь первый курс я не преподавал, а вот на втором продолжил, причем сразу и английский, и шведский. 

- Можно поподробнее про шведский?

- На тот момент шведским я занимался уже три с половиной года, заполнил анкету на профи.ру, стал домашним репетитором. Я тогда мало что понимал в методике и эффективности. Помню, мы прозанимались с моей первой студенткой 4 занятия и на этом всё закончилось. Тогда английский и шведский шли параллельно в моей жизни, шведского было меньше, а потом в какой-то волшебный момент шведский перетянул на себя. 

- Как вообще началась  история со шведским?

- Это была феноменальная история: я влюбился в экранный персонаж, назовем это так – в шведскую певицу, выступавшую на отборе на «Евровидение». Она выглядела как настоящая принцесса: белое платье, роскошные блондинистые локоны, великолепный голос. И это был первый случай, когда мне не хватило google переводчика и просто перевода песни, а захотелось погрузиться глубже. Любовь к певице прошла, а к языку она только усилилась. В итоге все обернулось тем, что я сейчас преподаю шведский язык, взаимодействую со шведской сборной по легкой атлетике. И с этой певицей я виделся два раза, она помнит, кто я такой. В общем, в некотором роде романтическая история, которая привела к тому, что есть дело жизни, и это очень круто. 

- Любовь к языку не ослабла?

- Первые несколько лет ее приходилось немного подпитывать. Но все время находились артисты, программы, актеры, которые меня мотивировали не прекращать. А дальше начались поиски возможностей использования. Преподавание, работа со шведской сборной по легкой атлетике, поездки в Швецию, работа переводчиком на свадьбах. Первое, что всегда обо мне узнают - что я преподаватель шведского языка. И это приводит людей в замешательство, потому что нас, в принципе, таковых мало. Я еще закончил магистратуру на филфаке МГУ по специальности «переводчик Скандинавии», но это было уже потом.

- Кто начинает изучать шведский язык и зачем? 

- Обычно люди приходят к тому, что хотят выучить что-то необычное. Кто-то влюбляется, когда бойфренд или девушка из Швеции. Кто-то из-за музыки, кто-то получает работу и хочет себя чувствовать комфортно, нежели просто с английским. То есть причины совершенно разные. У меня есть один студент – историк, безумный фанат известного шведского политика Улофа Пальме, и он очень хочет понимать его речь и говорить как он. Вся эта палитра причин – это, в том числе, одна из моих мотиваций, почему я по-прежнему люблю преподавать. Потому что столько разных историй кругом: интересных, неожиданных, иногда заковыристых. Это «участь» именно редких языков: они объединяют уникальных людей, которые совершенно по-другому подходят к процессу выбора того, что они хотят делать. 

- Расскажи о самых запомнившихся студентах.

- Есть одна девушка, которая начала учить шведский просто потому, что ей хотелось знать еще один германский язык (она на тот момент владела английским и немецким). Мы с ней работаем уже пять лет, и вот когда она начинает разговаривать на шведском, она полностью преображается относительно ее типичного представления в обществе. Если в обычной жизни эта девушка несколько интровертна и зажата, то на занятиях она раскрывается совершенно иначе, не чувствует границ и зажимов. 

Есть еще одна, которая пришла в шведский просто потому, что захотелось чего-то новенького в жизни. Меня совершенно поражает ее тяга к знаниям, точнее даже ее готовность делать все, что ей ни предложи. И это, конечно, заряжает определенной энергией. Ты чувствуешь свою собственную свободу рядом с такими людьми, и вот это взаимодействие очень сильно влияет на внутреннюю атмосферу.

- Леша, а у тебя ведь еще есть свой проект - «Шведский по песням». 

- Да, есть такой, причем изначально подобный проект сделала моя преподавательница сербского, а я переложил эту идею на шведский. 

- Тут еще и сербский замешан! К нему мы еще тогда вернемся.  

- Да, мы начали с ней взаимодействовать в проектах, в том числе и музыкальном клубе. В чем его суть: есть песни, которые знают все сербы, и если ты их выучишь, то в Сербии будешь чувствовать себя абсолютно своим человеком. У меня возникла мысль, а почему бы не сделать что-то подобное по шведскому языку, только немножко чуть-чуть изменив формат. Я написал своим шведским друзьям и попросил написать по три-пять песен, которые, как они считают, знают все шведы, а также три-пять песен, которые они слушают сами на данный момент. Получилось порядка двухсот композиций, если не больше. Когда песни были собраны, я начал оформлять проект: берется одна песня, и мы с ней работаем на протяжение двух недель. Люди знакомятся с песней, с теми выражениями и словами, которые в этой песне звучат. Смотрят на их употребление в разных контекстах, которые уже придумываю я. Выполняя разные дополнительные задания, люди спустя 2 недели выходят с определенным словарным запасом и со знанием песни, потому что они ее обкатывают со всех возможных сторон. 

- Правильно понимаю, что это проект не для начинающего уровня, а  для тех, кто уже владеет базой языка?

- В моем идеальном мире этот проект для тех, кто просто умеет читать. Сейчас он не завязан на каких-то определенных уровнях, просто для тех, кто находится на более низких уровнях, будет немножко сложнее. Поэтому в этом плане, конечно, сейчас у меня есть такая идея и план – сделать блок подобных курсов, с похожим форматом, в том числе вводный по правилам чтения, по грамматике. 

- Какую видишь перед собой глобальную задачу?

- Моя супер глобальная цель – стать всемирно известным преподавателем шведского языка с продвижением своей методики и обучением людей этой методике. Хочется проводить конференции по шведскому языку, потому что сейчас она проводится один раз в год, ее проводит преподаватель из Стокгольмского университета, в соответствующем университетском формате, причем, насколько мне известно, в ней участвуют только шведы. Преподавателей по шведскому не очень много, но мы сила. При этом материалы, которые можно использовать: игры, дополнительные активности и так далее, они в основном есть только на английском языке. Сейчас я понимаю, что, например, даже на завтрашнем занятии я буду адаптировать  и переводить те активности, которые есть только для английского языка. Так что в разработке материалов на шведском языке тоже вижу отличную перспективу.

- Давай вернемся к сербскому еще. Он-то как сюда затесался?

- Сербский пришел в мою еще жизнь раньше, чем шведский и тоже через «Евровидение», но детское. Фишка в том, что тогда в 8 классе я не верил и не понимал, что эти редкие языки вообще можно как-то учить. И только 11 лет спустя, когда мой шведский пришел в рабочий режим, я уже подумал, что надо бы дать и сербскому прорваться. Я начал учить его в ноябре прошлого года, сейчас потихонечку набираю базу. 

- Что собираешься дальше с ним делать?

- Сербский открывает двери вообще на все Балканы кроме, пожалуй, Албании и Словении, и Греции, соответственно. Посмотрим, к чему это приведет. Со шведским языком, когда я начинал, я не знал, что оно меня закрутит настолько. Большинство положительных впечатлений, которые были вообще в моей жизни, так или иначе связаны со шведским языком. А сербский еще из всех балканских, на мой взгляд, самый красивый. Причем в нем же много слов, которые русскому уху кажутся неприличными или звучат смешно, но имеют совершенно другое значение. В этом как бы тоже есть определенный интерес. Ну и он очень певучий. Наравне с украинским для меня это один из самых лучших языков, в принципе, в мире. Я обожаю слушать украинские песни, обожаю петь на украинском языке, ну и сербский тоже в эту группу входит, именно тех языков, на которых очень легко и красиво петь. Так как у меня все связано с музыкой так или иначе по жизни,  здесь тоже этот момент остался определенно.

- Почему тогда выбор пал не на музыку изначально?

- Чисто практически музыка – это не стабильно. У меня было желание получить творческое образование певца, либо актера, но уже тогда я понимал, что это, скорее, будет второе образование. Для меня музыка – это развлечение, в первую очередь, и способ самовыражения в некотором роде. Педагогика тоже способ самовыражения, причем очень широкий. Но ни одно мое преподавание, какое бы оно ни было, без музыки не обходится. Мы поем, мы что-то слушаем и так далее. 

Я занимаюсь вокалом довольно давно, уже лет 10 или 11. На данный момент я хожу в вокальную студию, где мы занимаемся постановкой мюзикла. Я и дома пою много, очень люблю с музыкой и с вокальными стилями экспериментировать: от попа до рока, от оперы до гроула. Люблю бросаться в вокальные авантюры и этим пугать своих педагогов по вокалу. 
На гитаре могу немного играть, немножко на укулеле. В детстве учился играть на блок-флейте. Сейчас учусь подбирать песни на фортепьяно. 
Это приносит много счастья, но и много труда и преодоления себя, потому что надо работать над разными вещами и порой ты бьешь в одну ноту, и не понимаешь, что от тебя музыка хочет. Но когда есть возможность выразить себя таким образом - это крайне ценно и помогает работать.

- Какой вы ставите мюзикл, если не секрет?

- Мы создаем наш собственный мюзикл на базе песен, которые мы хотели бы исполнить. Я буду петь арию из мюзикла «Чикаго», песню Бьорк, затем с моей партнершей мы поем «Ты моя мелодия» Магомаева и еще ряд песен. 
Нас всего трое, мы делаем мюзикл втроем. История такая: трое успешных людей, но в то же время неудачников, которые живут вместе в коммунальной квартире. Мы хотим быть известными артистами, но застряли на своих работах. В итоге, в конце мюзикла мы становимся свободными людьми.

- Леша, какой самый важный совет или напутствие ты хотел бы дать своим коллегам?

- Я считаю, что каждый человек, который работает с людьми, просто не может существовать без того, чтобы не любить свое дело. Особенно в нашем тичепринерском сообществе мы можем себе позволить кайфовать от работы. Мы можем себе позволить быть счастливыми на работе. И если это состояние будет достигнуто, это будет передаваться и студентам тоже. 
Здесь важно найти ту нишу, в которой будет максимально комфортно и максимально легко в душевном плане. И если эта легкость, этот драйв, эта страсть была найдена, то тогда я считаю, это прямой путь к успеху. Поэтому если говорить именно о напутствиях и о пожеланиях своим коллегам, то я желаю всем найти эту страсть, а если она есть, не упускать ее. Мне кажется, что я такую историю нашел. И поэтому чувствую себя максимально комфортно в том, что я делаю сейчас.





Присоединяйтесь к проекту 
Teachers Teach Teachers!